«FOLKS» — это фестивальный спектакль

16 сентября Марийский национальный театр драмы им. М.Шкетана со спектаклем «FOLKS» принял участие на Х Международном фестивале национальной драматургии им.К.Тинчурина. Автор сценария и режиссер постановщик – Степан Пектеев.

Казанский зритель работу наших актеров принял хорошо. На обсуждение вышли три критика. Но театровед, критик, президент Фонда Олега Ефремова и Международного театрального фестиваля  «ПостЕфремовское пространство»  Анастасия Ефремова отказалась от разбора, мотивируя это тем, что она в этой постановке не видит спектакля в классическом варианте.

Александр Платунов, председатель экспертного совета фестиваля негосударственных театров «Рождественский парад», член номинационного совета Высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой Софит»

— Степан Пектеев мой любимый студент и я слежу за его творчеством,  видел его несколько спектаклей. Одним из последних был «Сон». Это спектакль-бродилка. Действо происходит на улицах Санкт-Петербурга, на самых памятных местах. И теперь вот  – «FOLKS».

Наблюдая за его спектаклями, я вижу четко выраженный стиль Пектеева. Это, безуссловно, ассоциативный театр, это поэтический театр. Я считаю, что это большая удача Степана Пектеева. Тема, которую он затрагивает в спектакле «FOLKS», меня тоже волнует. Это тема генетики, ментальности, то, что несет в себе не до конца разумом познаваемый. Речь идет о народностях, национальностях, корнях, которые соединяются общей ментальностью, которая нас всех объединяет. Мне всегда казалось, что я отрываюсь от родителей, но с возрастом понимаю, как я похож на них, я вижу в себе мамины, папины черты. Это периодически дает о себе знать и  сильно окрашивает мое отношение к жизни и к тому, что я вижу на сцене. И эта тема, которая играется на сцене, играет на моем сегодняшнем настроении.  Тема выстраивается за счет ассоциации, но не наваязывается.

Вторая вещь, которая есть у Степана и которая мне очень симпатична,  это – визуальная изысканность. Это было и во «Сне». Картины, которые он вписывает в город, они настолько идут этому городу. Тот спектакль разыгрывается в естественных декорациях. Когда на фоне храма «Спас на крови» появляется на белой лошади космонавт на  скафандре, как это все играет, как  наслаиваются времена друг на друга, как много сразу появляется смыслов. Я вижу, как на другой стороне Фонтанки проходит Грибоедов, который готовится к дуэли… и город начинает наполнятся, насыщаться мотивами, памятью о тех людях, которые здесь жили. Это зрителя очень обогащает. К тому же это очень красиво. У Пектеева есть очень точный взгляд художника, живописца.

Третья вещь, которая замечается у Степана во всех его спектаклях- это очущение чуть замедленного темпа и погружения в состояние. Для меня темпоритм спектакля — одно из важнейших качеств профессионализма режиссера,  чуть ли не первый. Тема, картинки – все это может быть. Темпоритм,   как это развивается, как композиция себя раскрывает – это важнейшая вещь. Степан Пектеев этим владеет. И неудивительно, потому что у него были замечательные учителя, и это  прежде всего Андрей Могучий, который является и моим любимым режиссером.

Как критика,  меня смутил финал спектакля.  В течение пятнадцати минут прослеживается несколько конечных сцен. Финал должен быть более четким, мощным. А так, я благодарен, полон чувств, это глубоко, красиво, современно и, по-моему, очень профессионально. И в конце хочу подчеркнуть: «FOLKS» — это фестивальный спектакль.

Нияз Игламов,  театральный критик, член экспертного совета Российской национальной театральной премии «Золотая маска»

—  Спектакль не очень простой для восприятия. Но зритель не ушел, он не разочарован, по крайней мере,  казанский зритель. А фестиваль, в первую очередь,  — это повод для профессионального разговора о театре, о том, что происходит, как меняются тексты. В этом спектакле есть драматургия.  Актеры были, они играли персонажей, значит  были и роли.  А это и есть  театр.  Какой театр —  это другой вопрос. И я скажу: этот театр очень современный, мне он близкий по ритму, по тому изысканному вкусу, здесь я имею ввиду свет и световую партитуру, музыкальность и то, как читается за сценой текст — с каками интонацииями,  модуляциями.  Этот спектакль может быть не вполне предмет драматичскгого искусства. У современного театра в этом плане нет никакой проблемы.  Современный театр ищет пути сближения, стирания границы, а не расхождения. Современный театр использует все краски, потому что  красота и богатство мира — в его разнообразии. Мы не можем знать,  что будет через 20 лет. Вполне возможно, что  такого рода новаторские авангардные работы  уйдут в прошлое.  Все движется по спирали, но начало и конец спирали всегда отличаются, потому что идет развитие. Мне  очень нравится тот вкус, как  сделан  спектакль. Мне нравится, как вы поете вживую, мне понравилось, как вы двигаетесь. Все синхронно делаете, наблюдается большое мастерство.

Для меня в спектакле главное — идеи. Я смотрел  спектакли знаменитых режиссеров, и не всегда  понимал. В них я вижу красоту. Но от этой красоты  через15-20 минут устаю. А здесь есть тема. Она в том, что все мы близкие, но в то же время разные. У вас эта разница заявлена  в языках. Не часто видишь спектакль на семи языках. Но здесь слышишь при разговоре музыку и понимаешь, как драгоценен каждый язык. И это большой гражданский поступок,  когда Степан включает локальный марийский язык в компанию мировых языков.  Для меня, например, это очень важно.  Мы понимаем, кого-то раньше, кого-то позже, но проблема исчезновения языка нас всех коснется. И об этом нужно  говорить со зрителем. Язык теряет не интеллигенция, язык теряет народ.

Спектакль несет гуманистический посыл, он перед зрителем ставит простой вопрос: что лучше — попытаться найти общее или найти различие? Худой мир лучше доброй ссоры – спектакль дает  однозначный  ответ.  Этот спектакль из разряда таких вещей, что иногда нужно повторять прописные истины.

Поделиться ссылкой:

© Шкетан театр - 2020

Top