Главный герой пьесы Иван как и все соседи не жаловался на жизнь. Но вот шахту закрыли, а другого рабочего места в их поселке не найти. Можно было податься в город, но не может оставить больного отца, он прикован к постели. Себя он сравнивает со взорванной шахтой: внутри ничего не осталось, только пугающая темнота. А вот Ирма не соглашается с ним. В глубине, в расщелинах, спрятанных от чужих глаз, растут сталктиты, цветы шахт. Если кто-то соберет эи цветы и вынесет на поверхность, они засверкают, говорит она. Она любит Ивана, не хочет, чтобы мужчина потерял интерес к жизни.
В жизни часто бывает так: одну и ту же картину люди оценивают по-разному. И живут по-разному. Одни горят и сгорают, превращаются в пепел; другие горят и излучают вокруг себя свет. Надо помнить одно: жизнь не где-то там далеко, она проходит здесь и сейчас. И судьба каждого человека в его руках. И Иван, который когда-то думал, что в городе наверняка было бы лучше, в конце говорит: «Мы же тут вполне счастливы. Живем, работаем. Как можем. Живем-поживаем. Жаловаться не привыкли, живем-поживаем, как можем, живем, пока Бог дает здоровья. А некоторые и дольше»…
Венгерский драматург Чаба Секей в своей пьесе затрагивает общечеловеческую проблему. На сцене Марийского театра поставил ее режиссер Роман Алексеев. Перевел с русского на марийский язык поэт Г.Сабанцев-Ояр.

Additional information

До празднования 100-летия театра осталось